Вплоть до 1934 года официальным способом казни в Таиланде было обезглавливание. После 1934 года публичное отсечение головы посчитали варварским методом и его отменили. В течение 71-го года, в общей сложности, 319 заключённых были казнены в Таиланде через расстрел. Несмотря на название смертной казни, эта форма исполнения не была похожа на ту, где по линии стоит взвод солдат с винтовками. В Таиланде использовали пистолет-пулемёт на расстоянии около четырёх метров. В общей сложности использовалось 15 патронов, хотя хватало на расстрел и 8 патронов одной очередью. Последняя казнь в Таиланде при помощи этого метода была проведена 11 декабря 2002 года. Последний палач, который использовал этот метод в Таиланде был Чейвет Джарубун (Chavoret Jaruboon). Английская версия автобиографии под названием «Последний палач» была опубликована Maverick House и книга сразу оказалась в списке бестселлеров. Большинство книг написано бывшими заключёнными-иностранцами. Это первая книга, которая написана тайским охранником тюрьмы.

  Чейвет Джарубун родился в 1948 году в бедном районе Бангкока. Его мать была мусульманкой, а его отец буддистом. Их брак распался и он был воспитан своим отцом. В детстве он хотел стать учителем, как и его отец. Тем не менее, он оставил школу в раннем возрасте, чтобы заняться музыкой. Он путешествовал по стране играя на бас-гитаре в рок-группе. Большая часть его аудитории были американские военнослужащие, которые были в Таиланде во время войны во Вьетнаме. Это было время, когда он совершенствовал свой ​​английский язык, который оказался полезен позже в его жизни, когда он стал начальником Иностранного отдела в тюрьме Банг Кванг (Bang Kwang Central Prison). Тайская тюрьма Банг Кванг считается прототипом для вымышленного сюжета про тайскую тюрьму «Бангкок Хилтон» («Bangkok Hilton») в австралийском телевизионном шоу конца 1980 года (в главных ролях: Николь Кидман /Nicole Kidman/, Денхолм Эллиот /Denholm Elliot/, Хьюго Уивинг /Hugo Weaving/). Чейвет говорил, что ему было очень весело с американцами, которые научили его свободно ругаться на английском языке. Многие из них стали его хорошими друзьями и познакомили его с последними песнями из Америки. Как член рок-группы, он зарабатывал хорошие деньги, которые он тратил на модную одежду и на развлечения с дамами. Он признался, что потерял девственность у барных девушек, но в отличие от своих западных друзей, он регулярно посылал деньги отцу домой.

  Все хорошие вещи в жизни когда-то приходят к концу, и вскоре он очутился в Бангкоке. В возрасте двадцати одного года он был призван на два года на срочную военную службу. Он оказался в военно-воздушных силах на базе в Накхон Патом (Nakhon Pathom), недалеко от Бангкока. Это позволило ему ездить в Бангкок каждые выходные. Его подруга Тью (Tew) переехала в его дом, чтобы помочь ухаживать за его пожилым отцом. Чейвет Джарубун признаёт, что он немного опережал своё время, когда они жили вместе, прежде чем поженились. На самом деле, они не зарегистрировали свой ​​брак, а произошло это только после рождения их второго сына. Его военные годы не были приятными, хотя служба фельдшером была интересной. В то время, когда он служил в ВВС, его отец скоропостижно скончался. В 1971 году он безуспешно пытался собрать другую группу, так как у американцев падал спрос на рок-группы и на имитаторов Элвиса. В конце концов, он очутился в Бангкоке в качестве безработной молодёжи. Тогда его двоюродный брат предложил ему подать заявку на работу в качестве тюремного надзирателя. А в остальном, как говорится, уже история.

Фотография:
«Последний палач» Таиланда Чейвет Джарубун в детстве




  «Последний палач» Таиланда многое написал в своей книге о смертной казни в Таиланде. Чейвет Джарубун также написал о жизни в тайской тюрьме Банг Кванг, как для заключённых, так и для охранников. Он описывает, как выдаётся бюджет только в 27 бат на день для пропитания одного заключённого. Многим из них приходится, в дополнение к этому, покупать дополнительное питание. Заключённому без денег, чтобы купить еды и выжить, необходимо жить только случайными заработками для богатых заключённых. Охранники сами плохо оплачиваемые рабочие и часто искали способ заработать дополнительные деньги. Чейвет Джарубун признаёт, что некоторые из его коллег были коррумпированы и выступали в качестве курьеров для заключённых, пронося им наркотики и другие запрещённые предметы. Один из охранников, в частности, удостоился упоминания. Его имя Прот Санон (Prauth Sanun) и он был в команде с Чейветом. Прот Санон в некоторых случаях тоже нажимал на курок, чтобы расстрелять торговца наркотиками. Можно было подумать, что все эти люди знают и понимают последствия продажи наркотиков. Тем не менее, Прот Санон позднее был арестован полицией за пронос 700000 таблеток амфетамина в тайскую тюрьму «Бангкок Хилтон». Находясь в камере смертников, он знает, что каждый из дней его жизни очень скоро станет последним. Сторонники смертной казни утверждают, что смертная казнь необходима в качестве сдерживающего фактора в отношении тяжких преступлений.

  «Я категорически против смертной казни в Таиланде за любые преступления. Моя главная забота в том, что невиновный человек может быть казнён». Чейвет Джарубун сам признал, что есть вариант, когда заключённый действительно может быть невинным и он решил не встречаться лично ни с одной из своих жертв, пока он не осуществит для него приговор. Подобное убийство считается грехом для буддиста и портит карму. Но также считается, что прошлые прегрешения догнали приговорённых. Некоторые буддисты также считают, что вам повезло знать время вашей смерти. Если вы готовы к этому, имея трезвый и положительный ум, когда вы умираете, то вы будете рождены в лучшем месте в вашей следующей жизни. Очевидно, что приговорённые к смертной казни не согласны с этим.

  Следующие строки написаны кем-то, кто был в «камере смертников» («Death Row») некоторое время. Из-за того, что он всё ещё находится в тайской тюрьме Банг Кванг, человек желает остаться анонимным.
  «В большинстве случаев мы не знаем, когда они придут. Иногда они нас запирают рано, используя предлог, что важные посетители прибыли в «Бангкок Хилтон». Они говорят нам, что мы не должны бояться и что мы должны сохранять спокойствие. Они всегда приходят в 16:30 вечера и звук стали отпирания дверей и цепей вселяют страх и ужас в сердце каждого человека в «Камере смертников». Беда в том, что те люди, которые исчерпали все возможные сроки отсрочки и были в «чёрном списке», распределяются поровну между каждой камерой-клеткой состоящей из 20-и или 50-и заключённых. Находилось, как правило, 3-4 парня из «чёрного списка» в каждой клетке. Конечно, когда мы слышим лязг отпирания двери, весь блок окунается в страшную тишину. Даже те ребята, которые знали, что это не их время, переполнены страхом из-за некой генерируемой истерии. Страх заразителен, и каждый раз был психической пыткой, потому что мы все знали, что когда-нибудь это будет и наша очередь. Группа из пяти или шести специальных сотрудников будут медленно идти по проходу, пока не достигнут клетки, где содержится парень за которым пришли. Там будет своего рода вакуум в клетке, где каждый осуждённый вдохнул и не может выдохнуть. Мы слышим своё сердце бьющиеся громко в нашей груди до оглушения. Этот человек будет призван к двери камеры, на него наденут наручники и затем уведут в небытие. Я видел 21-го человека идущих по этому пути во время моего пребывания в «камере смертников» тайской тюрьмы Банг Кванг или «Бангкок Хилтон». Каждый из них прошёл этот путь спокойно и молча. В их головах и сердцах они были уже мертвы».

  Чейвет Джарубун не всегда был палачом. Одной из первых его работ в тюрьме Банг Кванг была эскорт для осуждённых. Это его версия этого же события с точки зрения охранника: «Быть сопровождением есть непростое дело. Это, наверное, одна из самых эмоциональных ролей в процессе выполнения, потому что вы лично забираете заключённого из камеры. Другими словами, вы посланник смерти. Тогда вы можете в конечном итоге потратить много времени с заключённым, прежде чем он умрёт. Когда пришло время, сопровождение доставляет осуждённого в исполнительную комнату и связывает его на кресте. После того, как казнённый был подтверждён врачом, то эскорт развязывает его и укладывает на пол. Даже палач не должен видеть тело после того, как он сделал свою работу. За исполнительной комнатой имеется боковая дверь, которая используется для переноса тела в храм, а после в крематорий, которые удобно расположены по соседству».




Последний палач Таиланда Чейвет Джарубун. Часть 2.